Приветствую Вас Гость • Регистрация • Вход
Понедельник, 23.10.2017
Главная » Статьи » Ногайская орда

Ногаи – жители Ногайской Орды – известны под этим именем в большинстве источников
Ногаи – жители Ногайской Орды – известны под этим именем в большинстве источников, в частности русских, хотя имеются сведения, что ногайцы называли себя мангкытами, а свое государство – Мангкытским юртом. Самые ранние упоминания ногаев и Ногайской Орды встречаются в русских источниках – летописях и посольских книгах – под 1479, 1481 и 1486 гг., в западноевропейских – на карте Мартина Вальдзеемюллера 1516 г. и в письме польского короля Сигизмунда I крымскому хану Менгли-Гирею 1514 г., в восточных – в грамотах крымских ханов и сановников государям Польши и Руси 1500, 1510 и 1516 гг.

Ногайская Орда, располагавшаяся на территории левобережья Нижней Волги, Южного Урала, Западного и Центрального Казахстана, в конце XV–XVI в. была одной из ведущих политических сил Евразии. Родоначальником правящей династии в Ногайской Орде считается выдающийся деятель Золотой Орды Едигей, бывший фактическим правителем улуса Джучи в конце XIV – начале XV в.

После гибели Едигея в 1420 г. преемником на правление в Мангкытском юрте, по завещанию, стал его сын Газий, объявленный беком. Газий-бек был жестоким человеком. Не выдержав его произвола, в 1428 г. эмиры убили его и затем со своими людьми стали покидать Орду.

С уходом большинства эмиров и вождей племени в Сибирь Мангкытский юрт на время пришел в упадок. Сыновья и внуки Едигея разбрелись. Один из сыновей, Мансур, ушел к хану Хаджи-Мухаммеду, другой сын, Навруз, находился у Улуг-Мухаммеда, внук Едигея, Воккас, служил Абулхайр-хану. Население, ранее подчиненное Едигею и его преемнику Газию, перекочевало к узбекам, затем ушло в Центральную Азию. В Мангкытском юрте вместе с младшим сыном Едигея Нураддином, по тюркскому обычаю унаследовавшему юрт отца, находившийся на Яике, осталась лишь небольшая часть кочевников.

Претензии Нураддина на главенство над Мангкытским юртом вызвали резкое недовольство со стороны представителей других именитых родов. Вспомнили о незнатном происхождении Едигея и его потомков, не принадлежавших к ветви Чингисхана. В связи с этим сторонникам Нураддина пришлось «обосновать» его право на главенство, наскоро составив генеалогию Едигея. По указанию Нураддина тогда же была составлена генеалогия и преемников Едигея, якобы являющихся потомками то ли суфия Ходжи Ахмеда Яссави, то ли самого Мухаммеда.

Нураддин предпринял ряд мер, чтобы собрать остатки прежнего улуса, но, несмотря на это, он не был объявлен беком Орды. В официальной генеалогической таблице ногайских беков и мурз о нем говорится только как о мурзе, а не как о ногайском беке.

Окончательное формирование Ногайской Орды произошло при сыне Нураддина Воккасе. Воккас был одним из главных лиц при Абулхайре и даже стал его старшим эмиром. Однако, предчувствуя ослабление узбеков, в 1447 г. он отделился от Абулхайра и вернулся в Мангкытский юрт, где было объявлен ногайским беком. В родословной ногайских беков и мурз Воккас назван ногайским беком. Правда, вскоре он был убит агентами Абулхайра. После убийства Воккаса его брат Аббас был провозглашен ногайским беком.

Ногайская Орда (столица Сарайчик) заявила о себе как о самостоятельном государстве к началу XVI в., усилившись в связи с расколом узбекского союза. Тогда многие из племен, ранее входивших в состав узбекского союза, присоединились к ногайцам. «В Ногайскую Орду входили племена: мангкыты, нойманы, кунгарты, кыпчаки, мины, тогучаны, колачи, алчины, чублаки, конклыки, кераиты, кияты и другие», – отмечает Меховский.

При распаде Орды Абулхайра Аббас, вместе с сыновьями Хаджи-Мухаммеда, играл активную роль в захвате восточных владений Абулхайра в устье Сырдарьи, Амударьи и верховьях Иртыша. В XVI в. владения мангкытских беков граничили на северо-западе с Казанским ханством по рекам Самаре, Кинели и Кинельчеку. Здесь находились их летние пастбища. На северо-востоке Ногайская Орда граничила с Сибирским ханством. На юге Алтайские горы были пограничной линией, отделяющей Казахское ханство от Ногайской Орды.

В первой половине XVI в. ногайцы кочевали в низовьях Сырдарьи, у берегов Аральского моря, у Каракума, Барсункума и у северовосточных берегов Каспийского моря.

По своей фактической силе Ногайская Орда стала одним из самых сильных государственных образований, возникших после распада Золотой Орды. Однако то, что правящая в ней династия не относилась к потомкам Чингисхана, делало ее положение не совсем легитимным и ставило ее правителей в более низкое положение по сравнению с другими государями обломков улуса Джучи. В таких условиях фактические ногайские правители – беки, были вынуждены формально признавать власть какого-нибудь соседнего государя. Так, в начале 80-х годов XV в. формальным сюзереном ногаев был сибирский хан Ибак.

Именно под его руководством в январе 1481 г. ногайское войско разгромило ставку хана Большой Орды Ахмата: «…прииде на него царь Ибак Нагайский и Орду взя; а самого безбожнаго царя Ахмата убил шурин его нагайский мурза Ямгурчей». После гибели Ибака ханом был сделан его брат Мамук. В самом конце XV в. его войска смогли на короткое время захватить союзную России Казань и свергнуть с престола ставленника Ивана III Мухаммед-Эмина. Однако долго удержаться в Казани Мамук не смог. Осаждали город ногаи и при Абдул-Латифе, но тогда удалось отбиться. В 1505 г., в то время, когда Мухаммед-Эмин отказался подчиняться Москве и перебил русских в Казани, ногайцы прислали ему на помощь 20-тысячное войско, с которым хан осаждал Нижний Новгород. Когда же на казанский престол сели представители династии Гиреев, влияние ногаев в ханстве усилилось. На помощь казанцам пришло 30 тыс. ногаев, «хотящее битися с Русью, обогатитися руским пленом и наимом царевым».

К началу XVI в. ногайские правители уже не нуждались в марионеточных ханахчингисидах, и Ногайская Орда стала полностью самостоятельным государственным образованием. Непосредственные дипломатические отношения Ногайской Орды с Россией устанавливались в конце XV в. С этого времени начинается постоянный обмен посольствами между государствами, несмотря на определенные противоречия в вопросе о Казани, в которой ногайские правители стремились усилить свое влияние. Например, сведения о ногайском посольстве в Москву были занесены в официальную летопись под 1502 г. Интересно, что ногайские беки первое время не настаивали на равном статусе с великими князьями. Лишь в 30-е гг. XVI в. они стали требовать признания равенства или даже своего превосходства над русскими правителями. Дошло даже до того, что у Москвы требовали выплаты дани, которая причиталась с русских земель во времена могущества Золотой Орды.

Первая четверть XVI в. оказалась и очень тяжелой для нового тюрко-монгольского государства. Началась ожесточенная борьба за власть между претендентами на бекство. Одновременно обрушились казахи с востока. В таких условиях многие ногаи переправлялись на правый берег Волги и оказывались в зависимости от крымского хана. Подчинившись ему, они участвовали в опустошительном походе Мухаммед-Гирея на Россию в 1521 г. Впрочем, русская летопись указывает на не совсем добровольное участие ногаев в походе: крымский хан «их же тогда одоле» т. е. они были подчинены силой. Однако уже в 1523 г. ногаи убили Мухаммед-Гирея и нанесли Крымскому ханству тяжелый удар.

С середины 20-х гг. могущество Ногайской Орды растет: внутренние конфликты на время улажены, Крымское ханство перестало быть опасным.

Близкое соседство позволяло ногаям влиять на внутреннее положение Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, сажать на троны своих ставленников. По некоторым источникам, эти государства были обязаны отчислять определенные платежи правителям Ногайской Орды. Еще более непосредственному и интенсивному воздействию южных кочевников подвергались башкирские племена – подданные мангкытских беков.

Восточными соседями Ногайской Орды были Казахское ханство и ханства Средней Азии. Отношения ногаев с казахскими династиями тоже развивались сложно, между ними случались жестокие войны. В первой четверти XVI в. хан Касим завоевал все степи за Волгой, но во второй четверти произошла ногайская «Реконкиста», и Казахское ханство превратилось в вассала ногаев. Узбекские же государства служили главным образом приютом для беженцев из Ногайской державы – беков и мурз, потерпевших неудачу в междоусобной борьбе.

Политическое влияние ногаев на Россию было ограниченным как из-за религиозного (ислам) и экономического (кочевое скотоводство) барьеров, так и по причине отдаленности. Лишь со второй половины XVI в. в Московское царство стали переселяться мурзы; некоторые из них положили начало княжеским фамилиям (Кутумовы, Урусовы, Юсуповы и др.). Ногайские отряды нередко действовали в составе русских армий в Ливонской вой не и позже, в кампаниях против поляков, немцев и шведов.

Следует отметить, что среди ногайских правителей не было единства по отношению к Казанскому ханству и, следовательно, России. В ногайской верхушке начался раскол в отношении России, причем проходил он по «географическому признаку». Мурзы, кочевавшие у Волги, склонялись к дружественным отношениям с московскими властями и согласны были признать русские интересы в Казани. Это объяснялось их экономическими связями с Москвой – они продавали в России огромные табуны лошадей и получали значительные «поминки» от великокняжеского правительства. Кроме того, именно у русских они покупали необходимые для кочевников товары. Не случайно поэтому, что многочисленные ногайские посольства часто касались вопросов торговли.

Мурзы же, кочевавшие на востоке Ногайской Орды, зачастую занимали антирусскую позицию, так как экономически не были заинтересованы в расширении взаимовыгодной торговли с Россией.

В конце 40-х гг. XVI в. ногайским беком становится Юсуф. Его отношение к России было сложным: он требовал от русской стороны признания себя правителем, равным по рангу золотоордынским или крымским ханам. Русская сторона не могла принять подобные требования. Несколько раз Юсуф собирался устроить поход на русские земли, но каждый раз эти замыслы срывались.

Брат Юсуфа Исмаил, второе лицо среди ногайской знати, занимал доброжелательную по отношению к России позицию. Это имело объяснение: он контролировал западную часть Ногайской Орды и был кровно заинтересован в стабильных дружественных отношениях с Москвой для торговли. Когда фактически прекратились отношения Юсуфа и Москвы, отношения с Исмаилом продолжались. Русские власти делали на него ставку, стремясь вызвать конфликт между братьями и ослабить Орду в целом. В начале 50-х гг. XVI в. Исмаил сорвал несколько походов против России, в том числе и в 1552 г., когда шла осада Казани. В конце 1554 г. Юсуф погиб, и беком стал ориентировавшийся на Россию Исмаил. Теперь России можно было не опасаться набегов многочисленной ногайской конницы на границы и укреплять свое положение в недавно подчиненной Астрахани.

В действительности смерть бия Юсуфа была лишь началом бедствий, которые обрушились на Ногайскую Орду. Война между Исмаилом и его племянниками (детьми Юсуфа) продолжалась несколько лет и характеризовалась небывалым ожесточением и гибелью большого числа кочевников. Лишь в 1557 г. Исмаилу удалось окончательно утвердиться на престоле. В довершение всех бедствий на Орду обрушились страшный голод и эпидемии. В результате Ногайская Орда никогда больше не смогла добиться того могущества, какое у нее было до смуты 50-х гг. XVI в. Начинается повальное бегство подданных бека на правую – крымскую – сторону Волги.

Хорошие отношения с Исмаилом не мешали Ивану IV с почетом принимать в России его династических соперников – родственников погибшего бека Юсуфа.

Исмаил-бек умер в 1563 г. В последние годы его правления Орда смогла несколько усилиться, но в действительности она была намного слабее, чем до начала его правления.

После смерти Исмаила беком стал его сын Дин-Ахмет (1563–1578 гг.). Новый правитель подтвердил преемственность политики на союз и сотрудничество с России. Преемником Дин-Ахмета стал Урус (1578–1590 гг.), который, в конце концов, постепенно склонился к антирусской позиции: начались переговоры Ногайской Орды с Крымским ханством и набеги их отрядов на пограничные территории России. Причину такой смены внешнеполитической ориентации следует искать, видимо, в стремлении бека Уруса к равноправным отношениям с царем и желании получать больше «жалованья». Впрочем, Урус еще раньше, в 1569 г., во время похода турок на Астрахань, снабжал армию вторжения продовольствием и фуражом.

Одной из причин ухудшения отношений между Ногайской Ордой и Россией было также основание русских городов в Поволжье. В 1586 г. была основана Самара, в 1589 г. – Царицын, в 1590 г. – Саратов. Был построен город и в Башкирии, на той земле, которую ногаи считали своей, – Уфа (1586 г.). Бекам объясняли, что новые города призваны защитить ногаев от нападений волжских казаков, которые в то время стали сильно беспокоить Орду. В действительности же города основывались на местах самых удобных переправ через Волгу с целью прекратить набеги кочевников. Все требования ногайской стороны оставить вновь построенные города отвергались. Среди самих ногаев не было единства: часть переходила на крымскую сторону Волги и присягала крымскому хану, часть уходила в так называемую Малую Ногайскую орду на Северном Кавказе. Значительная часть мурз не поддерживала антирусского курса бека склонялась к дружбе с Москвой. Но в 1581 г., когда Сарайчик был сожжен вольными казаками, ногайские власти обвинили в организации нападения русское правительство. Вообще же казаки в конце 70-х – начале 80-х гг. XVI в. обосновались на реке Яик, на исконных ногайских землях. В 1586 г. бек предпринял попытку взять казачий городок, но его войска были разбиты пришельцами. В таких условиях в том же 1586 г. Урус был вынужден пойти на нормализацию отношений с Россией.

В конце XVI в. на Яике появляются и русские правительственные воеводы, которые, несмотря на протесты Ногайской Орды, основывают Яицкий городок.

После гибели бека в Ногайской Орде начинается очередная смута. Не осталась в стороне от событий и Россия: ей было выгодно ослабление Орды.

Во второй половине XVI в. Ногайская Орда распалась на Ногаи Большие, Ногаи Малые и Алтыульскую орду, которые выдающейся исторической роли не сыграли.

После кровавой междоусобицы уцелели лишь жалкие остатки когда-то могучего государственного образования. Территория ногаев теперь ограничивалась в основном междуречьем Волги и Яика. Беком стал Иштерек (1600 г.). Зависимость Орды от русских властей росла. Усиливался разброд среди самих ногаев, большие их группы откочевывали под власть Крымского ханства.

Российское правительство активизировало проведение политики по разжиганию ссор между различными представителями ногайской аристократии, стремясь не допустить восстановления единства Ногайской Орды. В разгар кризиса в 1619 г. Иштерек умер.

После его смерти вспыхнула очередная междоусобица, поддерживаемая русскими властями в Астрахани. В конце концов новым беком был провозглашен Канай, но успокоения в степях не наступило, продолжались войны. Ситуация еще больше усложнилась с началом широкомасштабного нашествия калмыков, которые и нанесли Орде смертельный удар. Большая часть ногаев тогда перешла на правую сторону Волги. Много вреда ногаям причинили и астраханские власти, правительственные воеводы, стрельцы. Фактически к середине 30-х гг. XVII в. Ногайская Орда прекратила свое существование, а последний бек Канай оказался в астраханской тюрьме, где и умер в 1638 г.

Итак, Ногайская держава доминировала и являлась одним из безусловных гегемонов Восточной Евразии, хотя и сравнительно непродолжительный срок – в конце XV и первой половине XVI в. Апогей ее могущества пришелся на вторую четверть XVI столетия, после чего происходит постепенное ослабление ее и в конце концов распад.

С Ногайской Ордой и выходцами из нее соприкасались и отчасти ассимилировались предки казахов и кыргызов, татар казанских и крымских, сибирских и астраханских, башкир и каракалпаков, туркмен и калмыков, донских и уральских казаков, а также многих народов Северного Кавказа.

В ходе своих миграций ногаи несли и элементы духовной культуры. У тюркских народов Евразии (ногайцев, татар, башкир, казахов, каракалпаков и др.) сложился общий пласт героического эпоса, так называемый ногайский цикл, повествующий о Едигее и его потомках. Сама фигура родоначальника мангкытских беков Едигея была сакрализована казахами и каракалпаками, которые почитали его как покровителя лошадей. Народ ногой фигурирует и в героическом эпосе кыргызов «Манас».




Источник: http://www.uwed.uz



Категория: Ногайская орда | Добавил: BAD_BOY25 (14.10.2011)
Просмотров: 1092 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]